Погода в Усть-Каменогорске
-16°С
в Усть-Каменогорске Пасмурно и небольшой снег
давление: 748 мм.рт.ст.
USD468.98
EUR493.74
RUB7.59
CNY66.79
Сегодня 5 декабря 2022 года, понедельник

Новости Казахстана

Казахстан больше не стремится в 30-ку конкурентоспособных стран

«Слышащее государство» вдруг стало «глухим», перестав обсуждать проекты стратегических документов с парламентом и общественностью. Опять нет критического анализа выполнения старых стратегий и госпрограмм, зато много планов, на которых можно будет и дальше «пилить» бюджет.

Казахстан больше не стремится в 30-ку конкурентоспособных стран

Зачем ухудшили систему госпланирования?

В начале 2021 года в рамках новой системы государственного планирования было создано Агентство по стратегическому планированию и реформам (АСПИР), которое возглавил Кайрат Келимбетов. Декларировалось, что будет произведена перезагрузка и выстраивание действующих планов для обеспечения реализации Стратегии развития Казахстана до 2050 года:

«Новая Система государственного планирования осуществит переход от громоздких, не обеспеченных финансированием государственных программ в национальные проекты. Национальные проекты станут документами по реализации важных для достижения общенациональных приоритетов, целей, задач и индикаторов Национального плана развития до 2025 года и будут иметь приоритетное бюджетное финансирование.»

В конце февраля этого года был опубликован «Национальный план развития Республики Казахстан до 2025 года» (далее – НП-2025). Он пришел на замену «Стратегическому плану развития Республики Казахстан до 2025 года», который был утвержден в феврале 2018 года. То есть, ровно через три года власти решили поменять форму документа, но содержание стало в разы хуже.

Я уже писал о НП-2025. К сожалению, в новом стратегическом документе как не было, так и нет глубоких и кардинальных реформ. Это дублирование всех старых лозунгов с небольшими косметическими изменениями, а по некоторым реформам даже идет откат. Наверное, из-за этого этот стратегический документ, крайне важный для развития страны, не получил должного внимания ни со стороны президента и правительства, ни со стороны парламента.

На новый стратегический документ – НП-2025 также почти никак не отреагировали ни общественность, ни эксперты. Власти, вместо того чтобы вдохновить граждан на необходимость «глубоких, возможно, радикальных реформ экономики страны» (как планировал президент в январе 2020 года), получили лишь большой скепсис и безразличие от общественности. Что называется – хотели, как лучше, а получилось, как всегда.

Оставалась слабая надежна, что новые нацпроекты по отдельным направлениям экономической политики, наконец, покажут, что появилось что-то новое в мышлении властей, но оказалось - показалось. Более того, и по форме, и по содержанию, и по принципам обсуждения с общественностью нацпроекты также оказались намного хуже госпрограмм.

Переход от «слышащего» к «глухому» государству

До перехода к «новой» системе госпланирования правительство заранее публиковало проекты стратегических планов, государственных программ и так далее. Оно даже пыталось публично обсуждать эти проекты с независимыми экспертами и общественностью. И хотя такие обсуждения оставляли двойственное впечатление (встречи для галочки), тем не менее, они создавали хотя бы видимость диалога с обществом, ради которого эти реформы планировались.

Судя по всему, в «новой» системе госпланирования власти решили слушать только самих себя.

Несмотря на то, что в НП-2025 подчёркивается концепция «Слышащего государства» и говорится о важности участия гражданского общества в процессах реализации реформ, ни сам НП-2025, ни нацпроекты не были заранее опубликованы и, как следствие, не обсуждались. Таким образом, «новая» система госпланирования стала большим шагом назад в экономических реформах.

В целом можно отметить, что все стратегически важные документы для страны, включая стратегические экономические планы и госпрограммы правительства обязательно должны утверждаться, а затем контролироваться в парламенте. Это автоматически сделает обсуждение таких критически важных документов прозрачным для всей общественности и, наконец-то, появится независимость в анализе и контроле выполнения стратегических планов правительством. К сожалению, у нас продолжает сохраняться и даже усиливаться большой дисбаланс между различными ветвями власти.

Власти перестали сравнивать Казахстан с тридцаткой наиболее развитых стран

В Стратегии развития Казахстана до 2050 года есть очень важная и вдохновляющая цель – в 2050 году войти в 30-ку самых развитых стран в мире, входящих в ОЭСР. По мне, это очень трудная, но вполне достижимая цель. Но самое главное, эта цель дает возможность сравнивать Казахстан с развитыми странами по различным индикаторам.

Например, в старом стратегическом плане развития страны до 2025 были включены достаточно неплохие «Ключевые национальные индикаторы», которые должны были «измерить прогресс Казахстана по достижению цели о вхождении в число 30-ти развитых стран мира, сопоставить позиции Казахстана относительно 30-ти развитых стран, а также оценить выполнение реформ и политик, заложенных в данном Стратегическом плане».

В новом НП-2025 об этой хорошей цели ничего не говорится. Соответственно, у новой карты стратегических показателей до 2025 года нет цели сопоставить позиции Казахстана относительно 30-ти развитых стран. В результате практически все цифровые плановые показатели в НП-2025 и в нацпроектах потеряли какой-либо смысл.

Например, в нацпроекте «Устойчивый экономический рост, направленный на повышение благосостояния казахстанцев» говорится, что в результате исполнения нацпроекта рост реальных денежных доходов населения до 2025 года (включительно) составит 27,1 % от уровня 2019 года (рост за 6 лет). И здесь сразу возникают вопросы. Это плохо или хорошо? Мы догоняем или ли отстаем от развитых стран? И вообще, как считали эту цифру? За счет чего вдруг вырастут реальные доходы населения?

Возьмем другой пример. В этом же нацпроекте говорится, что объем финансирования, необходимый для его реализации составит 15,9 трлн тенге (в том числе республиканский бюджет – 0,4 трлн тенге, внебюджетные средства – 15,5 трлн тенге). И опять непонятно, это много или мало? Где сравнения с развитыми странами или хотя бы с прошлыми годами? В текст включена только эта непонятная, но очень важная плановая цифра без каких-либо пояснений откуда она взялась!

Особенно много вопросов по внебюджетным средствам 15,5 трлн тенге. Это очень большая сумма. Где расчеты?! Печатный станок Нацбанка – это тоже внебюджетные средства. Только за последние три года Нацбанк профинансировал госпрограммы деньгами из воздуха на почти 3 трлн тенге, а теперь все спрашивают, почему у нас высокая инфляция. Если мы продолжим идти по этому пути, то экономическая катастрофа произойдет еще до конца 2025 года.

Далее говорится, что эти внебюджетные средства в 15,5 трлн тенге будут в основном частными инвестициями. Без нормальных пояснений со стороны авторов этого документа в голове сразу возникает дурацкая картинка, когда в течение 5 лет чиновники бегают по крупным, средним, и особенно малым частным компаниям, требуя инвестировать в экономику для исполнения нацпроектов.

Вот пример из другого нацпроекта – «По развитию предпринимательства на 2021–2025 годы». На сегодня даже не эксперту очень хорошо видна слишком большая роль государства в рыночной экономике (как регулятора и как собственника бизнеса), в результате чего вместо рыночной экономики у нас сложилась командно-административная система управления. Однако, у властей противоположная точка зрения. Так, планируется снизить долю государства в экономике с 14,9% в 2020 году до 14,0% в конце 2025. Значит ли это, что с разгосударствлением экономики у нас больших проблем нет?

Даже в студенческих рефератах есть разъяснения по подсчету того или иного экономического коэффициента, но только не в этом правительственном стратегическом документе. В нем вообще ничего не говорится о том, как правительство считает долю государства в экономике. Оно не дает никаких пояснений – это много или мало по сравнению развитыми странами? Нет информации о том, каким был этот коэффициент в прошлых годах, начиная с кризиса 2008-2009 годов, когда государство начало активно наращивать свою долю и роль в экономике Казахстана.

По этому поводу можно отметить, что в старом «Стратегическом плане развития РК до 2025», утвержденном в феврале 2018 года, был очень важный плановый индикатор, имевший прямое отношение к развитию рыночных отношений и конкуренции в стране – «Индекс конкурентной среды ОЭСР (Product Market Regulation – PMR)». Теперь он почему-то исчез сразу из двух новых стратегических документов – из «НП-2025» и из Нацпроекта по развитию предпринимательства.

Данный индекс ОЭСР является очень важным для Казахстана. Он состоит из 18 показателей, которые измеряют барьеры для появления новых компаний и для развития конкуренции в стране в широком диапазоне ключевых областей государственной политики, включая проблемы лицензирования и государственных закупок, доли госкомпаний на рынке, корпоративного управления госкомпаниями, контроля цен, оценки новых и существующих нормативных актов, и внешней торговли и так далее.

Практически по всем показателям PMR Казахстан очень сильно отстаёт от средних показателей стран ОЭСР и прогресса пока не видно. Трудно понять, кого власти собираются обмануть, утверждая, что Казахстану в разгосударствлении экономики осталось еще совсем чуть-чуть, снизив никому неизвестный коэффициент с 14,9% до 14,0% в течении 5 лет?!

В чем заключатся макроэкономическая политика властей?

Один из ключевых нацпроектов имеет довольно показательное название – «Устойчивый экономический рост, направленный на повышение благосостояния казахстанцев». Исходя из названия можно было бы предположить, что в данном нацпроекте суммируются меры макроэкономической политики на следующие пять лет. Однако, это оказалось совсем не так.

Ни в НП-2025, ни в одном нацпроекте совсем нет описания мер макроэкономической политики, которые приведут в «выдающимся» цифровым показателям, указанным в этих документах. Напомню, что макроэкономическая политика — это государственные меры, целью которых является ограничение уровней безработицы и инфляции, поддержка роста экономики, предотвращение экономических кризисов, обеспечение стабильного функционирования экономики. В макроэкономической политике выделяют, в частности, налогово-бюджетную, денежно-кредитную и внешнеэкономическую политики, а также политику вмешательства государства в рыночную экономику.

Без описания этих мер все нацпроекты, связанные с развитием экономики и бизнеса, не имеют смысла. Например, при разных мерах фискальной и монетарной политики, а также при разных уровнях вмешательства государства в рыночные отношения, Казахстан может прийти к результатам, противоположным тому, что описано в нацпроектах. Если же власти не стали описывать текущую макроэкономическую политику, поскольку не собираются её менять, то они должны объяснить, почему за последние десять лет она не принесла ожидаемых результатов, и за счет чего может что-то измениться в новых нацпроектах?

Не выполнил старые планы, забудь и начни новые

Создаётся впечатление, что, внедряя «новую» систему государственного планирования, власти решили лишь продолжить свою старую игру – «не выполнил старые планы, забудь и начни новые».

Старые госпрограммы очень подробно излагали государственную политику в той или иной сфере и имели стандартное содержание:

  1. Паспорт программы;
  2. Введение;
  3. Анализ текущей ситуации;
  4. Цели, задачи, целевые индикаторы и показатели результатов реализации программы;
  5. Основные направления, пути достижения поставленных целей программы и соответствующие меры;
  6. Необходимые ресурсы.

В каждой госпрограмме (неважно, плохо или хорошо) всегда делался анализ текущей ситуации в стране и практически всегда описывался лучший мировой опыт в этой сфере государственной политики. Затем ставились определённые цели и задачи. И после этого подробно описывалась государственная политика и правительственные меры по достижению запланированных целей.

В нацпроектах есть только общие лозунги и непонятно откуда взявшиеся плановые цифры. Очень трудно понять логику АСПИР, но агентство вдруг решило, что в новой системе госпланирования можно не делать анализ текущей ситуации и не описывать государственную политику и правительственные меры в сфере действия такой политики.

Спрашивается, как без критического анализ текущих проблем (особенно в сравнении с лучшей мировой практикой) можно обосновать правильность предлагаемой государственной политики в определённой сфере? Также – как можно понять предлагаемую госполитику, если вместо её подробного описания, в текст были включены лишь малозначащие лозунги, взятые из Нацплана развития Казахстана до 2025?

Однако самой большой проблемой старой и новой системы государственного планирования является отсутствие критического анализа выполнения предыдущих планов. Посмотрите любые старые или новые стратегические документы по развитию экономики и бизнеса в Казахстане. Вы сразу обнаружите, что практически нигде нет описания невыполнения старых планов. Создаётся впечатление, что внедрение новой системы госпланирования было задумано как повод опять начать всё с чистого листа.

В целом переход на новую Систему госпланирования и, в частности, трансформация госпрограмм в нацпроекты выглядит даже не как имитация реформ, а как откат от них. Разработка и внедрение так называемой «новой системы государственного планирования» потребовала больших финансовых и человеческих ресурсов с очень сомнительным результатом.

Автор: Мурат Темирханов
Источник: Exclusive.kz

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!

Афоризм дня

Некоторые вещи нужно просто пережить, ничего не предпринимая.

От редакции

Использование материалов возможно только при наличии активной ссылки на городской портал «Усть-Каменогорск Сити».

Редакция не несет ответственности за содержание рекламных объявлений, статей и комментариев.

Наш адрес: 071400, Казахстан
ВКО, г. Семей, ул. Ленина, 18
Телефон: +7 722 252-63-75
Факс: +7 722 252-09-26
E-mail:

Посещаемость

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика